РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "ОФИЦЕРЫ РУОП"

 
 

Президент Дейнега Геннадий Иванович   

 

ИНН: 780212844800

ОГРН 1037858017207 от 11 февраля 2003 г.

ИНН/КПП 7813126080 / 781301001

 

Юридический адрес 197198, город Санкт-Петербург, проспект Малый Пс, 1-б, 62

 

РУОП — Региональное управление по борьбе с организованной преступностью. Подразделения МВД России, осуществлявшие оперативно-розыскную деятельность, существовавшие в период с 1993 г. по 2001 г., занимавшиеся борьбой с организованной преступностью. Являлись частью службы по борьбе с организованной преступностью, существовавшей в рамках МВД СССР и МВД России в период с 1988 г. по 2008 г.

 

Зачем нужны специалисты по борьбе с организованной преступностью?

 

 

По мнению ряда офицеров РУОП и учёных, организованная преступность всегда существовала на разных этапах развития государства и общества.

В советский период происходило формирование различных группировок, например, «воров в законе», руководящих организованными преступными формированиями. Со второй половины 70-х годов по мере морально-нравственного разложения правящей партийной бюрократии стала расти  экономическая и должностная преступность, увеличились размеры дохода, добываемого преступным путём. Начала происходить криминализация всех сфер государственного управления и экономики страны, что привело к распаду СССР.

После распада СССР организованная преступность усилилась и как раковая опухоль захватила все государство и остановила развитие гражданского общества. Достигать цели личного обогащения насильственными способами стало негативной традицией постсоветского общества и государства.

Организованная преступность в современной России как социальная болезнь, захватила все уровни управления и без её должного социального лечения может случиться распад Российской Федерации.

Организованная преступность стала выходить из России в другие страны мира и представлять угрозу национальной безопасности  другим странам, что привело к санкциям и обвинениям так называемых олигархов в криминальном происхождении их капиталов и запрете перемещения этих «криминальных» капиталов в цивилизованные страны.

 

Характеристика ОПГ (организованной преступной группировки):

сращивание государства и криминала;

криминализация государственных функций;

ликвидация профильных подразделений по борьбе с организованной преступностью в МВД и передача этой функции специальным службам, которые сами зачастую сращиваются с ОПГ;

вложение средств, полученных преступным путём, в легальную экономическую деятельность;

покупка должностей в органах государственной власти, полиции, суде, прокуратуре, армии, органах безопасности;

втягивание государства и общества в развязывание локальных криминальных, а затем и военных конфликтов, направленных на личное обогащение и захват ресурсов в личных корыстных целях.

 

 

К концу 90-х годов организованная преступность в России - сложившийся социальный институт. При этом государственная власть стала инструментом организованной преступности, ликвидирован социальный контроль государств со стороны общества, ослаблены все социальные институты, которые могут противостоять организованной преступности. Произошла криминализация политики, экономики, бизнеса, права, обороны и особенно тыла (гражданские в погонах и занятые откатами на вечном строительстве военных объектов для отчета и личного обогащения).

Организованная преступность перестала быть конфедерацией бандитов, вымогателей. Теперь это сговор бандитов с государственными чиновниками, коррумпированными сотрудниками силовых структур и криминализованными бизнесменами.

Размножились боевые бригады, основным занятием которых является: наркобизнес; торговля оружием; фальсификация алкогольных напитков; угоны автомобилей; организация ограблений, краж; грабеж на дорогах; организация проституции; рейдерские захваты собственности.

 

 

Преступники, вовлеченные в криминальную деятельность, и «высокопоставленные» преступники контактируют опосредовано, представляя, по сути, интересы определенного сообщества. Повышается квалификация и преступников нижнего уровня.

Уголовные дела, аналитические материалы конца 90 - х годов свидетельствуют о том, что организованная преступность вышла на новый уровень своего антиобщественного развития. Если раньше она опиралась на государственные и общественные институты путём подкупа, угроз, дискредитации, заказных убийств, то в конце 90-х годов руководители организованной преступной среды стали стремиться проникнуть на соответствующие посты и должности. Структуры организованной преступности заняли места в органах государственного управления и контроля, произошло тесное взаимопроникновение криминального и легального капиталов.

До последнего времени в стране отсутствовала последовательная стратегия борьбы с организованной преступностью и коррупцией. По мнению экспертов, организованная преступность и коррупция в России приобрели системный характер. Это означает, что они представляют достаточно устойчивую систему криминализованных частных отношений, замаскированных под государственные дела. «Коррупционные сети» опутали государственные органы и отдельных граждан, как по горизонтали, так и по вертикали.

Специалисты отмечают новую форму преступных проявлений в виде организованной коррупции, т.е. когда кооперируются несколько человек из разных правоохранительных ведомств. Всё больше людей стали придерживаться корпоративной коррупционной морали, чтобы выжить, не потерять рабочее место, должность. Работы нет, денег нет, потеря должности равноценна расстрелу.

Борьба с коррупцией в России, несмотря на постоянное декларирование, реально всё ещё осуществляется достаточно слабо. На разных уровнях государственной и муниципальной власти фактически наблюдается имитация этой борьбы.

Что касается гражданского общества, участие которого необходимо в этой деятельности, то оно ещё не сложилось. В настоящее время его элементы только формируются, идет разработка инструментов влияния на минимизацию криминализации и коррупции в государстве и самом обществе.

Применение норм уголовного права стало произвольным и под заказ.

Экономический кризис, в который вступил весь мир и Россия в том числе, стимулирует приток участников организованной преступности.

 

Определённые возможности для вербовки новых участников лидеры ОПГ имеют среди участников боевых действий, которые в силу психологической и социальной дезадаптации не смогли войти в мирную жизнь или не смогли реализовать свои способности в легальной сфере трудовой занятости.

 

Нравственный кризис общества и государства способствуют обелению организованной преступности и коррупции. Широкое распространение злоупотреблений в экономической и бытовой сфере деятельности населения, привыкание к ним как допустимым для себя и простительным для других создают ситуацию, маскирующую организованную преступную деятельность, если не знать её масштабов, под совокупность не связанных между собой малозначительных деяний.

До отрицательной отметки упал и общий показатель доверия населения органам полиции, прокуратуры, судам. Криминогенное влияние этих факторов на создание ситуаций, благоприятных для действий участников ОПГ, очевидно.

Одним из наиболее доходных видом криминального промысла ОПГ является наркобизнес. Расширению его масштабов в России способствуют многие обстоятельства. Однако во многом это связано с громадными масштабами производства героина и опия в Афганистане, незащищённостью границ в Центрально-Азиатском регионе, высоким уровнем коррупции и крайне низким уровнем жизни среднеазиатских стран. Всё это привело к значительной активизации поставок афганского героина и опия в РФ через Таджикистан, Киргизию и Казахстан.

Основные маршруты наркотрафика правоохранительным органам известны. Однако оперативно-розыскные мероприятия на объектах транспорта проводятся органами ФСБ, ФСКН, МВД, ФТС России разобщено и бессистемно.

Население, которое не получило должной поддержки от государственных органов в защите их прав и законных интересов, решает свои проблемы с нарушением закона, в том числе уголовного. Криминологические исследования последних лет показывают, что значительная часть фактически потерпевших предпочитает защищать свои нарушенные интересы путём расправы с обидчиком вне закона: либо лично, либо с привлечением третьих лиц, в том числе и на основе найма.

По оценке некоторых американских экспертов риск для активного участника крупных преступных структур быть привлечённым к ответственности по обвинению в преступной деятельности этих структур не превышает 10%, а риск быть осуждённым по этому обвинению - ещё в 10 раз меньше. Поэтому для пресечения деятельности таких сообществ и изоляции их главарей полиция США использует тактику привлечения к ответственности участников и руководителей за менее значительные преступления (налоговые, против нравственности и др.).

 

 

Недостатки в деятельности правоохранительных органов. В частности в МВД России неоднократно отмечали, что высокий уровень латентности ОП связан с несовершенством оперативно-розыскной деятельности, недостатком профессионализма сотрудников по документированию преступной деятельности организованных преступных формирований, недостаточным взаимодействием оперативных и следственных подразделений.

Федеральная служба исполнения наказаний в настоящее время не выполняет своей основной задачи - исправление осуждённых. В местах лишения свободы многие осуждённые приобретают криминальный опыт, совершенствуют уже имеющиеся навыки, устанавливают криминальные связи.

Самовоспроизводство преступности проявляется в таких факторах, как:

а) целенаправленная пропаганда антисоциальных ценностных ориентаций, включая стремление к обогащению любой ценой, культ насилия, жестокость, стереотипы «сильного» человека, свободного от обязательств перед обществом;

б) непосредственное распространение преступных обычаев;

в) поддержание автономного существования и функционирования преступной среды, которая «социализирует» в себе маргиналов;

г) неизбежность включения лиц, втягиваемых на любую роль в ОПГ, в групповую преступную деятельность;

д) неизбежность развёртывания серий преступлений, «обслуживающих» основную преступную деятельность (коррупционные, содержание притонов для употребления наркотиков и занятия проституцией и т.д.).

 

 

Предупреждение организованной преступности

 

 

Предупреждение организованной преступности возможно за счет восстановления в МВД профильных структур по борьбе с организованной преступностью, на вооружение которых следует поставить социально-правовое технологическое обеспечение, позволяющее вести мониторинг ОПГ в режиме реального времени и принимать своевременные и точечные меры воздействия для пресечения ОПГ.

Борьба с организованной преступностью, коррупцией и другими преступными посягательствами, представляющими угрозу экономической безопасности страны, по мнению специалистов, должна строиться на научной основе, включая:

а) изучение опасного явления;

б) разработку адекватного реальным условиям законодательства;

в) определение оптимальной системы правоохранительных органов, которые активно используют оперативно-розыскную (скрытую, тайную деятельность), криминальную разведку;

г) действия в рамках закона;

д) использование в суде в качестве доказательств сведений, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий;

е) обеспечение высокого уровня подготовки сотрудников правоохранительных органов и постановку на вооружение социально-технологического обеспечения.

 

 

Это неразрывно связано с уровнем доверия населения к власти, качеством обеспечения безопасности и правопорядка.

В заключение следует сказать, что, как и при анализе причин организованной преступности, так и при разработке противодействия ей необходимо учитывать предупредительную деятельность в отношении экономической, насильственной, рецидивной и профессиональной преступности и планировать перевод подразделений полиции на использование социально-технологического обеспечения правоприменительной деятельности.

 

 
 

ЧАСТНАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ КОМПАНИЯ "АНТИКРИМИНАЛ"

ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

ИНСТИТУТ ВОЕННО-ГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

ЧАСТНАЯ ВОЕННАЯ КОМПАНИЯ «INFOWAR»

ЧАСТНАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ КОМПАНИЯ
Институт социальных технологий
Институт военно-гуманитарных технологий
ЧАСТНАЯ ВОЕННАЯ КОМПАНИЯ «INFOWAR»