Научно-исследовательский центр

Вложения:
Скачать этот файл (Смена мировоззренческой парадигмы.pdf)Смена мировоззренческой парадигмы[Смена мировоззренческой парадигмы - стратегическая задача России]1588 kB

«КОЩЕЕВО ЦАРСТВО» — ЗЛОВЕЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФОРМАЦИЯ СОВРЕМЕННОСТИ 

 

(о теневом содержании понятия «фашизм»)

 

Почему откровенные проявления украинского фашизма не просто игнорируются, но и прямо поощряются политическим руководством стран «цивилизованного» Запада? 

Предваряя ответ на этот вопрос, напомню для начала, что хотя современный смысл слова «фашизм» неотделим от сопровождающей его негативной эмоции, но в начале XX века ситуация была совершенно иной. «В фашизме тогда видели течение политической мысли, исходившее, по словам И. А. Ильина, „из здорового национально-патриотического чувства, без которого ни один народ не может ни утвердить своего существования, ни создать свою культуру“. К тому же данная форма фашизма рассматривалась тогда как политическая реакция на спонсированный Фининтерном (финансовым интернационалом — „закрытыми структурами наднационального управления“, по определению А. И. Фурсова) коммунистический проект. И хотя такого же спонсирования не чуждались и сами носители этой реакции в лице некоторых своих лидеров, но, тем не менее, именно их идеология легла в ряде стран Западной Европы (в Италии, Испании, Португалии) в основу политических режимов, ограничивших свободу движения капиталов и ставших поэтому неугодными Фининтерну (имеется в виду концепция „экономического национализма“). Не удивительно, что тот же Фининтерн способствовал взращиванию в Германии уже совершенно новой, уродливо-расистской разновидности фашизма, с целью компрометации опасного понятия путем его превращения в „идеологическое пугало“, а также с целью обуздания силами Германии советского эксперимента, вышедшего к середине 1930-х годов из-под фининтерновского контроля» [7, с. 151]. 

О ПРОБЛЕМАХ ИЗУЧЕНИЯ СМЫСЛОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КУЛЬТУРЫ 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Цель настоящей статьи — определиться с базовыми принципами смысловой организации культуры в ее исторической динамике и функциональной специфике. Будучи междисциплинарной сверхзадачей, такая цель видится как построение общей связной картины смысловой реальности. О чем напоминает, в частности, Д. А. Леонтьев: «…необходимо прежде всего попытаться содержательно понять специфическую природу и онтологию смысловой реальности как реальности особого рода» (Леонтьев, 2007: 104).

Но достижению цели с самого начала препятствует недостаточная освоенность проблематики, связанной с понятием «смысла». Если в отдельных областях научных исследований (в психологии, логике, науках о языке и мышлении) данное понятие уже давно и активно обсуждается, то об истории культуры, ответственной, казалось бы, за собирательное понимание феномена «смысла», этого не скажешь. Что не удивляет: здесь до сих пор не ясна граница, разделяющая людей и животных (культуру и природу).

Где эта граница пролегает? И почему ее интерпретации так противоречивы?

 
ПРОБЛЕМА  «ИСТОРИЧНОСТИ  ИСТОРИЗМА»
 
(о кризисе общенаучной методологии и о перспективах выхода из него)
 
Введение в проблему
 
«Что такое исторический материализм и почему, имея целую рать профессоров истмата, “мы не знаем общества, в котором живём”? Ведь это не шутка — услышать такое признание от генсека да еще многолетнего председателя КГБ (имеется в виду Ю. А. Андропов ― С. Г.). Ясно, что истмат почему-то оказался как метод негоден для познания нашего общества» [Кара-Мурза, 2006: с. 267–268]. 
Такая же по сути, хотя и более «гибкая» по форме, оценка исторического материализма дана в справочнике «Теория и методология исторической науки» (отв. ред. академик А. О. Чубарьян). В предисловии к справочнику читаем: «Процессы снижения статуса исторической науки, девальвация ремесла и соответственно профессионального языка историка, общие для мирового научного сообщества, для отечественной историографии оказались отягощены самими условиями её бытования в последние три десятилетия» [Теория и методология.., 2014]. 

 

Где пролегает граница, отделяющая культуру от природы, или – другими словами – человека от животных?

 

В традиционной (эволюционно-исторической) парадигме мышления за эту границу принят, как известно, отрезок исторического времени, отделивший людей современного вида от их обезьяноподобных предков [1]. Сегодня, однако, внимание всё чаще заостряется на идее размытости данного отрезка.

«В животном мире уже можно увидеть нечто, что напоминает нашу интеллектуальную, а, может быть, даже и духовную деятельность» [2]. «Например, число видов животных, одомашненных муравьями, больше числа видов животных, одомашненных человеком. Если считать, что это параметр, по которому можно измерять цивилизацию (если мерить цивилизацию в терминах материальной культуры), то по подобным признакам (например, по структуре громадных инженерно-архитектурных сооружений, таких, как термитные и муравьиные, где поддерживается заданная температура) общественные насекомые сопоставимы с человечеством» [3].

2. О НАУЧНОЙ МИФОЛОГИИ И О «КРУГЕ В ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕ»

 

Накопленный к сегодняшнему дню материал по изучению древнейших – мифологических – форм культуры заставил видеть в них уже не «плоды незрелой мысли» и не результат «отрыва фантазии от жизни», но универсальное мировоззрение, давшее начало абсолютно всем позднейшим проявлениям духовной жизни: фольклору, религии, искусству, литературе, философии, науке (в том числе исторической). Стало ясно, что мифы – не один из многих аспектов языкового смысловыражения, а фундамент и почва всей культуры, её предпосылочный информационный фонд, первичный арсенал её изобразительных средств и мировоззренческих установок [1].

I. О ЛЖЕНАУЧНОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА  

 

Вершиной профессионализма в работе историков совершенно справедливо считается их критическое отношение к источникам информации: к архивным данным и вообще к любым документальным свидетельствам прошлого, – поскольку все такие источники сами являются продуктами субъективных восприятий, а иногда и сознательной дезинформации.

Но критического отношения к источникам информации недостаточно. Есть и более высокий уровень критической рефлексии, – он связан с предпосылочной, часто бессознательной, природой самого человеческого мышления. Чтобы задействовать и этот информационный ресурс – сделать его частью профессионального багажа историков, необходимо для начала разобраться с вопросом: насколько научен тот способ изучения прошлого, который выдаётся и принимается сегодня за историческую науку?

ЧАСТНАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ КОМПАНИЯ "АНТИКРИМИНАЛ"

ВОЕННЫЙ ИНСТИТУТ МАРШАЛА БЕРЮЗОВА

ИНСТИТУТ ВОЕННО-ГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

ЧАСТНАЯ ВОЕННАЯ КОМПАНИЯ «INFOWAR»

ЧАСТНАЯ ПОЛИЦЕЙСКАЯ КОМПАНИЯ
ВОЕННЫЙ ИНСТИТУТ МАРШАЛА БЕРЮЗОВА
ИНСТИТУТ ВОЕННО-ГУМАНИТАРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
ЧАСТНАЯ ВОЕННАЯ КОМПАНИЯ «INFOWAR»